skip to Main Content

Большой Брат за круглым столом. Будут ли пересмотрены законодательство о спецсредства?

Один знакомый циник из бывших политтехнологов уверяет, что при Госдуме кормится секретная группа юристов, целенаправленно "минирующая" отечественное законодательство хитро продуманными формулировками. Поступает, мол, к ним законопроект с чрезмерно четко определенными границами применимости и зонами ответственности — а те, хитрецы, здесь подправят, здесь подчистят — глядишь, и вполне обыденные действия граждан уже можно квалифицировать "от двух до пяти". У нас нет, однако, оснований утверждать, что размытость и двусмысленность нормативной базы приносят выгоду кому-то определенного. Скорее, наоборот. Год назад заинтересовавшись проблемой так называемых "специальных технических средств", редакция Security News располагает массой сведений по коллегам, пострадавшим при попытках наладить сбыт "специальной" техники. При определенной сноровке заинтересованных органов такая попытка способна обеспечить торгующему целый набор проблем — от тяжелого штрафа до неба в клеточку (до трех лет).

"Спецтехникой" еще с советских времен силовики называют разного рода устройства, применяемые в оперативно-розыскных целях для негласного съема информации. В руки простых смертных эти "шпионские игрушки" могут попасть только лишь под контролем представителей соответствующих ведомств, в обстановке строжайшей тайны и под расписку в получении / неразглашении. Процесс миниатюризации устройств, вполне закономерен с точки зрения технического прогресса, привела к тому, что спецтехника стала морально устаревать стремительными темпами. Некоторые из все еще используются силовыми структурами СТС весьма бледно выглядят на фоне устройств, имеющихся в свободной продаже. Например, в Москве уже входят в моду авторучки со встроенными камерами и DVR. Пока — в виде офисного озорства, но все еще впереди …

Поскольку соперничество "открытой" техники со "специальной" наблюдается практически по всему спектру записывающих и передающих аудио и видео устройств, возникает закономерный вопрос. Применение СТС жестко регламентировано, и ответственность за нарушение правил их обращения — весьма серьезная. Каким же документом определяется и граница, за которой изделие считается "специальным"? Участникам нашего рынка хорошо знакомо одно правительственное постановление, касающееся ввоза-вывоза спецсредств. Вот фрагмент этого документа.

Большой Брат за круглым столом.  Будут ли пересмотрены законодательство о спецсредства?

Постановление Правительства Российской Федерации

ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ О ВВОЗЕ В Российской Федерации и вывоз из Российской Федерации специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, а СПИСКА ВИДОВ СПЕЦИАЛЬНЫХ ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ, предназначенных для негласного получения ИНФОРМАЦИИ, ввоз или вывоз которых подлежат лицензированию

от 10 марта 2000 г. № 214
(В ред. Постановлений Правительства РФ от 19.10.2000 № 800, от 27.11.2006 № 718)

. . .

СПИСОК ВИДОВ СПЕЦИАЛЬНЫХ ТЕХНИЧЕСКИХ СРЕДСТВ, предназначенных для негласного получения ИНФОРМАЦИИ, ввоз или вывоз которых подлежат лицензированию

. . .

2. Специальные технические средства для негласного визуального наблюдения и документирования:

а) фотокамеры, обладающие по крайней мере одним из следующих признаков:

  • закамуфлированные под бытовые предметы-
  • имеют вынесен зрачок входа (PIN-HOLE) —
  • без визиря-
  • с вынесенными органами управления камерой-(в ред. Постановления Правительства РФ от 27.11.2006 № 718)

б) телевизионные и видеокамеры, обладающие по крайней мере одним из следующих признаков:

  • закамуфлированные под бытовые предметы-
  • имеют вынесен зрачок входа (PIN-HOLE) —
  • работающие при низкой освещенности объекта (0,01 лк и менее) или при освещенности на приемном элементе 0,0001 лк и менее-(в ред. Постановления Правительства РФ от 27.11.2006 № 718)

в) комплекс аппаратуры передачи видеоизображения по кабельным, радио и оптическим линиям связи.

. . .

Примечания.

  • Специальные технические средства могут быть как закамуфлированные под бытовые предметы, так и незакамуфлированними, если это не указано специально.
  • Специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации, определяются наименованием и кодом товара по ТН ВЭД России.
  • Номера пункт
    ов настоящего списка соответствуют номерам пунктов перечня видов специальных технических средств, предназначенных (разработанных, приспособленных, запрограммированных) для негласного получения информации в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 1 июля 1996 г. № 770.
  • Под "лицензированием", судя по всему, здесь понимается безболезненное получение необходимых документов в установленные законом сроки в Центре Федеральной службы безопасности Российской Федерации по лицензированию, сертификации и защите государственной тайны. В силу некоторых особенностей самого ведомства, процедура получения разрешения не отличается прозрачностью. Поэтому основная масса торгующих техсредствами безопасности организаций рассматривает приведен в Постановлении список товаров как "черный" — и всячески старается не связываться со спецтехсредствами. Как показывает практика, с переменным успехом. Если верить списку, то спецтехникой буквально напичканы даже супермаркеты, торгующие бытовой электроникой.

    Внимательное прочтение казенного текста способно полностью свернуть башню не только специалисту по охранным системам, но и рядовому любителю современных гаджетов. "Фотокамера, закамуфлированные под бытовой предмет" — это встроенная в обычный мобильник? Что значит "вынесен орган управления" — пульт ДУ соответствует этому определению, правда? В таком случае, любая бытовая видеокамера, обеспечена опцией съемки фотоизображений и имеет в комплекте ИК-дистанционку, может быть признана спецсредством. Что называется "визирем" фотокамеры? Детские воспоминания подсказывают: дедушка-руководитель школьного фотокружка, кажется, называл этим словом обычный видоискатель. То есть, подавляющее большинство цифровых "мыльниц", для удешевления лишенных от оптических видоискателей, также являются тайными шпионскими камерами, на ввоз и применение которых требуется специальное разрешение от сверхспециальних служб. А ноутбук со встроенным в крышку вебкамом и вовсе является частью "комплекса аппаратуры передачи видеоизображения по кабельным, радио и оптическим линиям связи". Как минимум с того момента, как вы поговорили в "скайпе" с подцепленный в социальной сети одноклассником, продемонстрировав, на кого похожи ваши детки и которую красивую люстру удалось присобачить на потолок в кухне.

    Как не разбрасывает карты, везде маячат разлука и казенный дом — при условии, что силовики проявят принципиальность. Если, конечно, они вообще узнали о том, что вы что-то подозрительное ввезли / вывезли / купили / продали. И здесь опасность подстерегает нас в самых неожиданных местах. Скажем, видеодомофон со встроенной камерой — вроде можно. А саму эту камеру, даже на правах запчасти, — нельзя категорически. Это для вас она антивандальная, а для ФСБ — спецсредство.

    На необходимость пересмотра норм, перекочевали в постановление с прошлого века, намекает не только устаревший лексикон. Поставив на контроль органов госбезопасности оборот спецсредств — и заодно техники, при небольшой сноровке можно приравнять к таким — тогдашнее руководство страны, судя по всему, заботилось о сохранении монополии силовиков на оперативно-розыскную деятельность. Однако не обошлось и без побочных эффектов — пользуясь невнятностью определений в руководящих документах, силовые ведомства стали практиковать уголовное преследование участников рынка техсредств безопасности. Характер кампании это, вроде как, не получило: проблемы стали возникать лишь у тех, кто по каким-то причинам "впадал в немилость". Впрочем, это мнение самих пострадавших и, возможно, объективностью не отличается …

    Эксперты Ассоциации индустрии безопасности недавно подготовили справку по данной теме, в которой, в частности, утверждается: "Начиная со второй половины 2008 года резко повысилась активность по возбуждению уголовных дел в отношении игроков российского рынка технических средств безопасности. По практически одинаковым претензиям возбуждены уголовные дела в Сургуте , Краснодаре, Новосибирске, Иванове. Необходимо отметить, что данные уголовные дела касаются не только торговых компаний, но и установщиков и производителей изделий ". Интересно, что в столице подобная практика практически отсутствует — по крайней мере, так утверждают представители входят в Ассоциацию компаний. То есть, "люди в сером" свирепствуют врод
    е как только в отдельных регионах. Но даже если это не тенденция, а лишь совокупность отдельных случаев, здоровья отрасли подобная практика не добавит. Давление, оказываемое силовиками на игроков рынка техсредств безопасности, по мнению специалистов, нарастает. И есть огромные сомнения, что эти действия способны привести к повышению уровня внутренней безопасности, к снижению преступности — в общем, положительно сыграть на показатели, которыми "главные" ведомства отчитываются перед теми, кто, по сути, их нанял на эту почетную работу. То есть перед рядовыми гражданами.

    Круглый стол

    Все это стало предметом проведенного в сентябре "круглого стола", центральным вопросом которого стало "совершенствование действующего законодательства об обороте специальных технических средств". Заинтересованных организаций оказалось на удивление много — в том числе из регионов. Несмотря на единство мнений о необходимости перемен, полной гармонии и взаимопонимания, по мнению ряда очевидцев, достичь все же не удалось.

    Геннадий Гудков, заместитель председателя Комитета Государственной Думы по безопасности и председатель Комитета по безопасности предпринимательской деятельности ТПП РФВедущий "круглого стола" Геннадий Гудков, заместитель председателя Комитета Государственной Думы по безопасности и председатель Комитета по безопасности предпринимательской деятельности ТПП РФ, открывая мероприятие, отметил, что "применение специальных технических средств — довольно сложная материя". Сославшись на жесткие законодательные ограничения, которые вводятся в действие по мере наращивания арсеналов технических средств охраны западными странами, Геннадий Владимирович был вынужден признать, что в Российской Федерации "это законодательство пока еще не стало нормой жизни" — несмотря на уже принятые нормативные акты по защите персональных данных. Что касается самой темы мероприятия, то, согласившись с постановкой вопроса о пересмотре норм и определений, Гудков перебросил мяч на сторону силовых ведомств — видимо, считая, что все, что скажут производители и продавцы, достаточно очевидно и предсказуемо: "Позиция ведомств очень важна, чтобы понять, насколько мы можем сформировать общую точку зрения, общее понимание проблемы ". Присутствующие не стали уточнять, кто конкретно имелся в виду под "мы" — сам Гудков с силовиками будет решать, на окончательное решение удастся повлиять хоть кому-то, реально связанном с индустрией безопасности и рынком соответствующих технических средств.

    Владимир Осипов, член экспертного совета при Комиссии по безопасности Московской городской думы, отметив, что повышенная активность по возбуждению уголовных дел в отношении игроков российского рынка технических средств безопасности наблюдается уже более года, охарактеризовал этот сектор так: "На российском рынке технических средств безопасности нет случайных людей, нет каких-то крупных магнатов вроде тех, что мелькают в телевизоре, нет и мощного иностранного капитала. Здесь присутствуют в основном те, кто пятнадцать лет назад начинал дело буквально по крупицам-половина из них — выходцы из таких структур, как МВД и ФСБ. Рынок систем безопасности, что удивительно, ничего не просит — ни кредитов, ни господдержки. Он молча шагает в ногу с органами охраны правопорядка, выполняя роль помощника ". Лестный эпитет, приподнятое. Правда, с "помощником" этим, по мнению эксперта, органы не слишком церемонятся: применяя 214-е постановление на практике, "технические эксперты дают выводы, которые ложатся в основу уголовных дел при продаже оборудования на внутреннем рынке". Оговорившись, что речь не идет о столице нашей Родины, Владимир Дмитриевич описывает типичный случай "залета" так: "Приходят в компанию представители, приобретают интересует их предмет — например, пожарный датчик со встроенной камерой. После чего проводится экспертиза, которая признает предмет специальным техническим средством. Экспертизу проводит, как правило, частная компания, подчеркиваю — не государственная. И на основе такого вывода заводится уголовное дело! ".

    Полную версию статьи читайт
    е в сентябрьском выпуске газеты Security News или уже сейчас в электронном журнале Security Focus >>

    Компания: Security Focus (Секьюрити Фокус)

    Back To Top