skip to Main Content

Бразилия в ожидании российских технологий безопасности

НАШИ ЗА РУБЕЖОМ

История появления компании KGB Seguranç-a & Equipamentos

Штатное редакционный злословь предложил другой подзаголовок: "Край диких обезьян протягивает лапу стране озверевших медведей". Пришлось задуматься: а что мы вообще знаем о Бразилии? Огромная страна с широким размахом климатических условий, федеративным государственным устройством и стремительными темпами роста экономики. Почти полный набор полезных ископаемых, достаточно дешевая рабочая сила, организовано развивается инфраструктура — впечатление, что Бразилия в рыночном смысле вполне самодостаточна. Насколько это сегодня, в эпоху глобализации.

Вам приходилось летать на бразильских "Эмбраер"? Несколько непривычного вида "автобусы с крыльями" оказались достаточно надежными и экономичными, чтобы потихоньку расползтись по всему миру — пока еще, как правило, на небольших авиалиниях. Двигатели Rolls Royce, авионика Honeywell, что-то из "потрохов" также брендовая — но разработка оригинальная и относительно свежая. Бразильцы в свое время наладили и производство автомобилей — причем вовсе не сборник, которой сегодня увлекся почти весь полуцивилизованных мир. Если встретите на улице классический Фольксваген-"жук", наверняка он окажется заокеанским: оригинальные "немцы" в хорошем состоянии сегодня стали отчаянной редкостью.

Что касается бразильской безопасности — судя по всему, в страну самбы и кофе толком не докатились ни глобальная паранойя, ни реальный терроризм. Американский рынок подхлестывает горькая память о 9/11, европейский — периодически хлопать в столицах взрыва. Латинская Америка варится в собственном каши. Чтобы понять, что можно из этого выварить с пользой для себя, надо попасть туда и как минимум осмотреться. Именно так и поступил российский турист Леонид Морозов. Безопасники из Якутска отправился за океан просто отдохнуть, а что из этого получилось — читайте ниже. Заранее предупреждаем: у нас нет ответа на вопрос, почему все произошло так быстро и гладко. Думайте сами, что это — отчаянное везение или вознаграждение за годы упорного труда, изобретательность и активность.

Дальний Восток — Нерюнгри — Якутск

Морозову 45. Бывший военный. Как водится, на рубеже 90-х "не заладилось" карьера. Сам он говорит об этом так: "Армия стала не нужна государству. Совсем. Стража пса нужно кормить. Нас, ребят в погонах, кормить перестали". На "гражданке" была одна-единственная зацепка. Одно время Морозов командовал сборным пунктом дезертиров. Армия трещала по швам, и многие призывники просто не выдерживали адской смеси дедовщины и бардака. Работа была нервная, требовали понимания и сочувствия. Тогда и познакомился с родителями одного из подопечных, сбежал из "рядов" в родной Нерюнгри (Якутия). Морозов съездил туда. Город приятно удивил. Особенно то, что зарплата командира патруля ППС изрядно превышала плату командира разведывательной десантной роты.

Морозов Леонид Константинович

Леонид переоделся из зеленой формы в серую и дослужился до пенсии уже в "ментов". Оставаться смысла не было: хотелось расти, развиваться. Жизнь только начиналась. Попробовал торговать — не то. Устроился начальником охраны в модный клуб. В "хозяйстве" нужна была противопожарная система. И Морозов впервые увидел вблизи пожарный датчик, не предполагая, что возня с техсредствами безопасности станет основным содержанием его жизни на многие годы.

Через некоторое время директор клуба предлагает Леониду открыть собственный ЧОП. Получив лицензию, Морозов идет "на вольные хлеба". Естественная дотошность позволила ему довольно быстро освоиться в прежде незнакомой области деятельности. Стали понятны перспективы: в будущем спрос на системы безопасности будет только расти. Поскольку они стали обязательным элементом цивилизованного бизнеса, а предприниматели, как правило, стремятся к определенным стандартам, статуса и др.

Созданное в 2002 году охранное предприятие, по сути, стало мониторинговой компанией, самостоятельно осуществляла монтаж оборудования. Направление физической охраны естественным образом отпало до 2005 года-до этого времени компания уже успела открыть филиал в Якутске, а затем и переместить туда головной офис. Главным направлением работы становится проектирование — попытка работать в режиме торгового дома наткнулась на ограничение местного ры
нка. Не те масштабы проектов, не те объемы.

Если кто не в курсе — в Якутии очень холодно. При минус пятидесяти автомобиль, оставленный с выключенным двигателем на пару десятков минут, уже не заставишь поехать другим способом, кроме как затолкать в теплое помещение и отогреть хотя бы до минус 20 °. На огромной территории не так уж много городов. А мегаполисов нет вообще. Якутск — это всего лишь четверть миллиона жителей. Сотня инсталляторов топчутся на этом крошечном пятачке рынка. Каждый охаживать свой пул постоянных клиентов, изредка устраивая шутовские ценовые войны за редких заказчиков "с улицы". Морозову хотелось расти. Расти было катастрофически некуда. Требовалось чудо.

Рио — Якутск — Рио

Середина января 2011 года. Турпоездка в Бразилии была почти обычной. Понятно: другой континент, совсем другие условия, образ жизни. На улицах Рио — разношерстная расовая смесь, нежлобского вида полицейские, редкие камеры наблюдения в огромных тулупах. Поездили по округе. Удивили мощные развлекательные комплексы, современные склады, производственные объекты. Возникло ощущение непаханое поле: до повсеместного внедрения ТСБ Бразилии оказалось далеко. По сравнению с Европой — очень далеко. Подумал: а не разнюхать ли поподробнее? Морозов стал терзать вопросами экскурсовода — русский, проживающий в Бразилии. Но сначала отмахнулась: мол, вести бизнес в Бразилии очень трудно и опасно. Морозов продолжал наседать, и в награду за настойчивость получил контакт эмигранта-выходца из Украины, который пообещал при случае помочь.

Античная камера видеонаблюдения на улицы Рио-де-Жанейро.  В кожух такого размера может влезть и трубочная!

Античная камера видеонаблюдения на улицы Рио-де-Жанейро.
В кожух такого размера может влезть и трубочная!

Наступали последние часы пребывания за океаном, а толком подступиться к "бразильской теме" так и не удалось. Прибыв в аэропорт, Леонид обнаружил, что туроператор по какой-то причине забыл купить билеты на обратный вылет. Выгрузив в адрес отечественного сервиса порцию слов, Морозов понял, что самолет полетит без него. До вылета следующего рейса оставалось время. Леонид связался с украинским, и тот через Skype свел его с русскоязычным бразильцем Павлом. Котором оказалась интересной перспектива поработать с энергичным и напористым русским.

ЗНАКОМСТВО В скайп

Через два месяца Морозов приехал снова, чтобы открыть в Бразилии совместное фирму. Павел стал директором по маркетингу и с ходу предложил свой вариант названия бренда. Леонид принял решение не сразу: "KGB" показалось слишком лихо для торговой марки, особенно учитывая опыт службы в пограничных войсках КГБ СССР. Через две недели сдался. Наконец, на португальском это звучит как "ка-ЖЭУ-бе" и не так уж коробит. Зато клиентов может привлечь: Россия для большинства бразильцев — такая же заокеанская экзотика, как Рио для Якутска. Позже, уже в России, Морозов попытался зарегистрировать экспортную компанию "КГБ Оборудование безопасности". Не получилось: свежая, пожалуй, еще память о некогда всесильной структуре.

Кстати, о структурах. В запарке так и не успев толком освоить португальский, Морозов обратился в российское представительство в Рио-де-Жанейро с просьбой о помощи. Требовалось перевести устав компании KGB на русский язык. Леониду отказали: мол, обращайтесь к аккредитованным переводчикам, а наша помощь — только по команде Минэкономразвития. C трудом подавив желание поскандалить, Морозов с Павлом пишут письмо в МЭР и принимаются долбить приемную звонками. 22 сентября родная бюрократия совершенно неожиданно капитулировала. На начало октября о необходимости поддержки компании KGB Seguranca & Equipamentos были поставлены в известность торгпредства РФ по всей Бразилии.

Забор российского торгпредства в Рио-де-Жанейро.  Средства защиты периметра: светильник с датчиком движения, колючая проволока.  Мягко говоря, есть куда расти.

Забор российского торгпредства в Рио-де-Жанейро.
Средства защиты периметра: светильник с датчиком движения, колючая проволока.
Мягко говоря, есть куда расти.

Собственно, Морозов всего лишь использовал государственную структуру по назначению: торгпредства для того и рассажены по всему миру, чтобы поддерживать по

Back To Top