skip to Main Content

Интеллект: поиск, познание, решение. eЕксклюзивное интервью Мурата Алтуева газете Security News

Допрос с пристрастием

По большому счету, вся охранная индустрия пропитана паранойей. Как минимум, недоверием. В ситуации абсолютного доверия не нужны были бы запоры, заборы, ребята с дубинками и навороченные программно-аппаратные комплексы, единственное назначение которых — создавать более или менее устойчивую и подкрепленную организационными мерами иллюзию безопасности. Отраслевые СМИ — тоже не исключение. Если клиенты на веру воспринимали информацию производителей и торгующих организаций, название Security News носила бы, скажем, кролиководческих ферма.

В нашей практике случались отчаянные попытки разобраться в сложных продуктах, предлагаемых участниками рынка. Иногда они приводили к. .. конфликтов. Руководство российского отделения именитой азиатской компании однажды объявило присланные газетой вопросы интервью "основанием". Редакция справедливо считала, что получит исчерпывающие содержательные ответы, на базе которых появится динамичная и глубоко положительная публикация. Однако позиция компании по всему заданным вопросам оказалась настолько слабой, что плановое интервью было решено заменить пафосным, но малоубедительным рекламным макетом.

На разговор по существу, честно и без умолчаний способны далеко не все. Для этого надо быть сильным и уверенным, чувствовать истинный драйв от того, что делаешь сам.Такой разговор остается интересным и при переносе на бумагу. А вопрос доверия / недоверия сами собой отходят на второй план. Предлагаем вниманию читателей газетную версию редакционного интервью с Муратом Алтуевим, руководителем крупнейшего в нашей индустрии поставщика софтовых решений — компании ITV / AxxonSoft. Повод для интервью был вполне "обыденным" — появление ряда новых позиций в коммерческом предложении ITV. Однако общение получилось динамичным и увлекательным, и, судя по всему, этот диалог найдет свое продолжение на наших страницах.

Security News: Разработано и продвигает Вашей компанией ПО "Интеллект" с самого его появления в 2003 году позиционируется как уникальное. Сегодня это слово уже успело девальвироваться усилиями рекламщиков и горе-маркетологов. Отсюда вопрос: в чем заключается уникальность флагманского продукта ITV?

Мурат АЛТУ: Уникальность сис-темы "Интеллект" подтверждается тем, что на протяжении всей рыночной жизни этого программного пакета у него не было прямых конкурентов. Он принадлежал и принадлежит к классу ПО, называемого PSIM (Physical security information management — софт для управления обменом данными в системах физической безопасности). Сегодня программные решения такого класса есть только у крупных поставщиков аппаратных компонентов охранных систем — Honeywell, Bosch, Siemens, GE и некоторых других. Но относятся такие решения исключительно к классу high end и рассчитаны на применение компонентов того же производителя. Мы же в свое время осознанно приступили к разработке "коробочного" решения — софта, архитектура которого была бы ориентирована на управление любым оборудованием систем безопасности. Все вокруг разрабатывали управляющий софт для систем видеонаблюдения, а мне пришло в голову реализовать идею системы управления всем комплексом технических средств безопасности. Доля продукта сложилась успешно, и такая концепция была принята рынком. А до сегодняшнего момента этот тренд — построение интегрированных систем — стал доминирующей, пожалуй, даже основной тенденцией развития индустрии безопасности. Потому что максимальной эффективности сегодня можно добиться, только объединив все системы в единую среду — чтобы информация, которая поступает из одних систем, могла использоваться при автоматизированном принятии решений другими системами, централизованно и локально анализироваться и т.п.

SN: Неужели до сих пор у вас не появилось реальных конкурентов?

МА: В секторе крупномасштабных систем наше ПО — альтернатива решением от одного производителя. "Коробочные" PSIM-решения на рынке уже начали появляться, но на данный момент реальные установки на их основе единичны: компании, которые этим занимаются, в большинстве своем находятся в фазе стартапа (новички, которые ищут серьезных инвесторов). "Интеллект" уже успел обрасти историей, традициями, сформировал отношение инсталляторов и определенные ожидания от продукта.

SN: А такие монстры, как Milestone — неужели они в стороне от тренда?

МА: Они поборники интеграции, но сами относят свое ПО не до PSIM, а к категории "открытых платформ по управлению системами видеонаблюдения". То есть на базе этого софта в принципе можно построить интегрированную систему безопасности, но сначала он предназначен только для видео. Меня в свое время просто потряс тот факт, что наших систем в России продается больше, чем систем Milestone во всей Европе. Учитывая, что емкость российского рынка — около 10% европейского … Мы реально создали новый сектор на рынке интегрированных систем, рынок систем среднего масштаба.

SN: Иными словами, начальное позиционирование продукта было осознано выбрано в нише, где никого на тот момент не было?

МА: Мы изначально позиционировали "Интеллект" так: обычный интегратор сможет с помощью нашего ПО строить комплексные системы безопасности уровня тех, что предлагаются "громкими" брендами, но, в отличие от их систем, без привязки к производителям аппаратных средств. И сегодня судьба продукта сложилась так, что мы стали конкурентами этих вендоров: клиент находится перед выбором: "Интеллект" или Honeywell, "Интеллект" или GE. Идея сработала: теперь не только небольшой интегратор способен построить большую систему, но и небольшой клиент может получить большую систему.

SN: Кто стал первым покупателем продукта?

МА: Первая продажа была осуществлена компании "Центр-СТ" ("Видеоглаз"). Среди первых клиентов, буквально на третьем месяце с момента начала продаж, оказался проект "Безопасный город Москва". Это было в январе 2004 года. Первая реально большая поставка, которая определила дальнейшую судьбу продукта. На тот момент нам очень не хватало именно кредита доверия: новая молодая сколько удастся продержаться — никто не мог предполагать. А тут — "Безопасный город" на софте ITV … Это была настоящая победа на рынке. А потом мы так рванули вверх, что темпы роста просто зашкаливали. За три года с момента старта мы стали крупнейшим вендором Европы, где возраст компании уже составлял в среднем по 10-15 лет. Объясняется это тем, что наш продукт был именно тем, чего требовал на тот момент рынок.

SN: Что Вам ценнее как руководителю: когда продукт клиенты воспринимают "на ура"? Или когда попадается въедливый потребитель: мол, того не хватает, это не устраивает?

МА: Если клиент так себя ведет, значит, мы где-то просчитались, не все продумали, что-то упустили. Когда такое происходит, это беда. Сначала продукт должен понравиться клиенту без всяких вопросов. Будут вопросы — значит, не будет покупок. Кстати, это у нас в последнее время наблюдается на зарубежном рынке. Последнее время технологическая ситуация на рынке изменилась, соответственно, изменились ожидания от продукта. При демонстрации "там" нередко клиенты заявляют: "Все супер, но вот здесь не хватает, вот здесь надо бы не так …". И это реально тормозит продажи.

SN: Вы хотите сказать, что западный потребитель более придирчив к мелочам?

МА: Дело не в мелочах. Западный потребитель в основной массе не приучен к идее комплексных систем, управляемых единым Софтовая пакетом. В России основная масса заказчиков доросла до того, что это возможно и желательно. Но на Западе все хотят просто систему IP-видеонаблюдения с дополнительными возможностями. У них есть свои фетиши — например, многие ставят нам в упрек, что у нас "все совсем не как в Milestone".

SN: То есть отечественный пит-ребитель вырос на ваших решениях, а западный — на упомянутых?

МА: Получается, что так. И поэтому здесь есть еще одно важное отличие: мы выросли на рынке безопасности, а западные вендоры софтовых решений все поголовно пришли из сферы IT. Поэтому большинство их решений — стандартно выполнены Windows-приложения: панели, выпадающие меню и пр. Мы принципиально считаем, что для охранных систем это вообще неприемлемо — в свою очередь, на их взгляд неприемлемо то, что реализовано нами: они ожидают от системы управления поведения обычного приложения Windows.

SN: Но у вас же идут продажи за рубежом, или "на экспорт" идет какой-то другой продукт?

МА: Планируя экспансию на мировой рынок 4 года назад, мы уложились в серьезное исследование. Американское консалтинговое агентство, которое проводило его в своих выводах подробно расписала, по каким критериям наш продукт не может быть воспринят на западном рынке и, соответственно, необходимо в нем изменить. Сначала выводы
показались нам несколько странными, но их, несомненно, нужно было учесть. Поставили в известность партнеров — те поголовно заявили: нет, нас все устраивает, и, пожалуйста, не надо ничего менять.

SN: Ого, противостояние наметилось! И как же вышли из ситуации?

МА: Чтобы не вносить сумятицу в четко отлаженную систему продаж на внутреннем рынке, мы решили начать разработку абсолютно нового продукта. С нуля. Сформировали параллельную программу разработки, начала делать вариант ПО, нацелен на зарубежный рынок. Но при этом не просто подстраивать продукт под уже известные нам требования, а сделать что-то, удовлетворяющее требованиям и нашего рынка, и мирового. Так появилась платформа NGP — результат четырехлетней работы ITV. Релиз платформы намечен на осень этого года.

SN: Стало быть, продукт, который фигурирует в вас как "платформа NGP", — попытка компромисса между двумя подходами, российским и европейским?

МА: Я бы не стал называть это компромиссом. Здесь скорее некая квинтэссенция двух подходов, в равной мере отвечает требованиям обоих.

SN: Неужели ничем не пришлось уступить?

МА: Локальные компромиссы опреде-деленного рода, конечно, были. По сути, это оптимизация между функциональностью программы и удобством пользователя. Функционально мы в любом случае реализуем 100% возможностей, и единственное, за счет чего можно как-то "подвинуть" ПО — удобство пользователя. Ради редко востребуемых функций, естественно, мы снижать юзабилити не будем.

SN: А не уступает или в результате новый продукт системе "Интеллект"? У вас же на флаге значится "сверхгибких в настройках" …

МА: Так, по функциональности и гибкости новый продукт будет немного уступать предыдущему. Но зато вновь разработанная система обладает такой дружественностью к пользователю, что позволит совершенно незнакомому с ней человеку приступить к работе практически без подготовки. Ситуация на рынке диктует новые приоритеты.

SN: Если не секрет, кто постановщиком задач по продукту? Например, инициатором введения каких-то опций?

МА: Исторически сложилось так, что идеолог этого продукта — я сам. До сих пор беру на себя роль продакт-менеджера по новым продуктам, фактически формирую требования.

SN: Извините, это прихоть?

МА: Считайте это персональной привилегией, которую я никому не отдам.

SN: По поводу обратной связи от клиентов: всегда прав пользователь? Или вы считаете, что любое проявление обратной связи — это фиаско?

МА: Обратная связь для нас и приятная, и полезная. Не знаю ни одного случая, когда бы мы проигнорировали хотя бы один запрос пользователя. Правда, странно для компании, которая поставляет тысячи систем в месяц? Но мы каждое пожелание учитываем: это один из путей развития продукта. А к новой разработке мы приступили уже основываясь на опыте, багаже — у нас же история обратной связи огромна. Наши системы установлены на многих тысячах объектов — и опыт их эксплуатации отражен в новом продукте компании. Когда по новой системе пойдет обратная связь, я уверен, что при любом пожеланию пользователя окажется, что мы это уже успели выполнить или как минимум запланировать.

SN: Как организован учет обращений? Автоматизированный, конечно?

МА: Мы этому уделяем огромное внимание. Каждый запрос вводится в систему CRM, расставляются приоритеты, предложения распределяются по версиям программы — что-то ставится на текущую, что-то — на последующие. Т.е. информационную подсистему CRM использует не только техподдержка, но и служба, которая отвечает за совершенствование продукта. Бывал-ет, что по некоторым обращениям мы делаем "хотфиксы" — выкладываем клиенту интересующую его модуль с соответствующими изменениями в доступе на нашем FTP-сервере. Например, звонит клиент: у меня установка уже готова, все отлично работает, но в камере есть еще голосовую связь и динамик, хотелось бы использовать эту функцию. А камера новая, и, чтобы обеспечить возможность воспроизведения, нужен драйвер. И мы это обеспечиваем, а если клиент может немного потерпеть — включаем в следующую версию пакета. IP-камеры у нас выделены в отдельный драйвер-пак: обновляя его, можно всю систему не обновлять. И, конечно же, на нашем сайте есть мощный пользовательский форум, где можно общаться в открытую. Все проблемы, пожелания, предложения попадают туда. И на форуме постоянно присутствуют все продакт-менеджеры.

SN: Вообще, в каком направлении движется продукт? Есть ли тенденция
к укрупнению, скажем, версия enterprise?

МА: Основное направление движения — на самый верх. Мы стремимся реализовать функционал, который позволил бы управлять сотнями абсолютно независимых систем, при этом географически разбросанных. Уже определились конкретные потребности в таких функциях, но более подробной информации по данному вопросу предоставить не могу: это наша коммерческая тайна. В целом, "Интеллект" идет к тому, чтобы на правах подсистемы обеспечения физической безопасности работать в системах управления корпоративного класса — SCADA, EMS и тому подобных.

SN: Вы утверждаете, что ваш софт способен работать с крупномасштабными системами. Как доказать потенциальному заказчику, что он "потянет" такое количество каналов, такие нагрузки?

МА: Мы оперируем отзывам существующих клиентов — это успешные инсталляции с тысячами камер и сотнями серверов. Все объекты — "живые", реально работающие. При необходимости договариваемся, организуем посещения. У нас все в открытую.

SN: А если, скажем, вам самим необходимо проверить новую версию или какие-то изменения в текущей?

МА: У нас есть несколько объектов, где отношения с IT-службой заказчика сложились исключительно дружескими. Там нам всегда предоставляют возможность запускать pre-release-версии ПО — мы, в свою очередь, гарантируем, что в случае проблем мы в кратчайшие сроки "откатываемся" на стабильную версию без каких-либо потерь. Среди наших клиентов случаются реальные новаторы, люди азартные, увлеченные, заинтересованные во всем самому свежему.

SN: Я бы назвал верхом лояльности: они же рискуют! Жаль, что назвать конкретные компании не сможете …

МА: Вы правы, назвать просто не смогу. Но отмечу, что наши заказчики-партнеры не только подвергают свои объекты определенному риску, но и тратят значительные ресурсы на пробные обновления системы. Это немалая работа — корректно переустановить софт на большом количестве серверов. Я очень рад, что находятся люди, настолько верят в силу нашего продукта.

SN: А есть ли на реальных объектах здесь, в России, такая степень интеграции, к которой вы стремитесь? Чтобы и EMS, и автоматика, и подсистема отдела кадров — в общем, полностью упакованы?

МА: Такие объекты есть, и довольно много. Есть и инсталляции, где наш "Интеллект" интегрирован со SCADA-системами — на наших интерактивных планах объектов, например, отображается состояние технологического оборудования.

SN: Если не секрет, что это за предприятия — отечественные? Или филиалы западных компаний?

МА: Зарубежные компании очень консервативны, подавляющее большинство избегают интеграции. Отдельно SCADA, отдельно ОПС, отдельно видеонаблюдения. Мне кажется это странным, но такая практика. А к инновациям куда более открыты отечественные компании. Думаю, это из-за того, что в России больше распространено инженерное образование. Которое дает руководителю и кругозор, и умение принимать технические решения.

Примечание Security News: Мурат АЛТУ окончил в 1996 году Московский государственный институт электронной техники по специальности инженер-программист.

Эту часть интервью мы решили вынести в отдельный блок: разговор здесь идет более детальный и касается механизмов интеллектуального поиска в видеоархиве, разработанных компанией ITV для своего флагманского продукта — системы "Интеллект". Редакция сознательно оставляет в тексте массу технических подробностей: материал адресован тем, кто хочет разобраться в сути вопроса. Главное, что нас интересовало — верить рекламе? Насколько продукт уникален? Не "взыскано" ли у кого-то из зарубежных гигантов, чтобы поменять упаковку и переклеить шильдики? Однако Мурат АЛТУ воспринял наш скепсис спокойно: оказалось, что ему совершенно нечего опасаться. Впрочем, по порядку.

SN: Расскажите, пожалуйста, предысторию интеллектуального поис-ка. Что это и откуда взялось, и чем отличается от предшественников и аналогов?

МА: Успехи нашей компании и ее продуктов, кроме правильной общей концепции, определяются еще и рядом технических преимуществ, которые нам удается реализовать. Не идей, а именно реализации. Например, в свое время техническим "двигателем" наших продуктов, ориентированных на видеонаблюдение, был оригинальный алгоритм сжатия Motion Wavelet. В тот момент (2003-2004 гг.) Компьютерам не хватало производительности для одновременной компрессии / декомпрессии большого количества потоков с камер. Алгоритмы MPEG-2, MPEG-4 и Н.264 — тяжелые задачи д
ля процессора. Поэтому фактически и все системы конкурентов-"софтовиков", и аппаратные DVR использовали компрессию Motion JPEG. Мы сделали алгоритм, который эффективнее и быстрее сжимал — примерно в десять раз выше скорость и одновременно меньше объем. То есть, если сравнить систему на M-JPEG c системой на Motion Wavelet, то наша работала в десять раз быстрее. То есть мы могли подключить или в десять раз большее количество камер, или в десять раз поднять частоту кадров — при этом увеличив глубину архивирования в десять раз! Понятно, что разница — просто катастрофическая. Соответственно, интеграторы и клиенты расхватывали именно нашу систему. На тот момент у нас был именно технологический двигатель продаж — воплощенное в системе техническое превосходство.

SN: Но сегодня и процессорные мощности выросли, и рынок сильно сдвинулся к IP-камерам.

МА: Совершенно верно. Старый технологический "движок" перестал работать: с IP-камер в сеть поступает уже сжатый видео. И 4 года назад, понимая это, мы поставили перед собой задачу выработать инновационное решение, которое обеспечит нам преимущество в новых условиях. Чтобы в нашем продукте было нечто уникальное, и именно оно определяло бы выбор клиентов в нашу пользу. Это должна была быть реальная инновация — то, что не является рыночным стандартом, а родилось и получило техническое воплощение именно у нас. Понимая, что скорости процессоров будут расти, алгоритмы компрессии совершенствоваться, а стоимость средств хранения падать, мы представили себе, с какими трудностями столкнутся клиенты при попытке поиска в огромных видеоархива. Поиск в архиве — одна из ключевых задач системы видеонаблюдения, поскольку в подавляющем большинстве случаев полезные видеоматериалы попадают в архивы, откуда их нужно своевременно извлечь и использовать по назначению. Мы провели исследование, которое привело к появлению промежуточного решения — системы поиска Moment Quest, реализованной в на-шем продукте VideoIQ7.

SN: Она частично перекочевала и в "Интеллект"?

МА: Нет, это решение оказалось не совсем удачным. В "Интеллект" мы включали только идеальные, абсолютно доведены до ума компоненты, а поиск Moment Quest на это "не потянул". Конкретно, мы столкнулись с проблемой использования базы SQL для хранения метаданных. На всякий случай напомню, что такое метаданные: это формальное логическое описание всего, что находится в кадре. Объект, в каком месте, какого размера, куда движется, с какой скоростью, какого цвета и т.д. Такая информация занимает очень мало места по сравнению с видео, и если эти данные хранить по каждому кадру, по ним мы можем производить архивный поиск. И очень быстро. Идея, сами видите, простая, но реализовать ее совсем не просто. Дело в том, что все прикладные программисты (а их среди программистов подавляющее большинство) пользуются "чужими" интерфейсами, предоставленными сторонними разработчиками — каких-то продуктов, операционной системы, Есть у нас база данных SQL — вот интерфейс к ней, есть файловая система — вот интерфейсы Windows для нее, является графика — вот интерфейсы графики. Чтобы собирать свои системы, разработчики используют одни и те же модули, как в детском конструкторе, и никто здесь, по сути, не заинтересован в инновациях. Для начала мы попытались пойти стандартным путем при использовании SQL. Основная проблема оказалась в том, что при поиске нам необходимо формировать запросы "геометрического" характера: вошел ли объект в такую-то зону, провел в ней больше заданного времени, куда переместился потом. SQL же понимает только прямые запросы типа "вывести все записи, в которых этот параметр более того". Чтобы достичь цели, приходилось формировать огромное количество запросов к базе, а затем обрабатывать выведено вручную на клиентской машине. В результате запросы выполнялись часами: в реальной жизни такой системе, понятно, места не должно быть. Чтобы решить проблему, мы изобрели собственную систему хранения метаданных, которая позволяет осуществлять поиск именно по "геометрическим" запросам — касающиеся цвета, размера, поведения объектов. Результат такого поиска даже в больших архивах становится доступен в течение нескольких секунд.

eСВОИМИ ГЛАЗАМИ

eПересечение линии или движение в области?

SN: Давайте так: есть архив записей по определенной камере. Нам нуж
но вывести изображение всех людей, которые проходили по дороге — скажем, в правой нижней части кадра.

МА: Пересечение линии или движение в области?

SN: Предположим, пересечение линии.

eЗадаем условия.  Обводить найденные объекты рамкой будем?

МА: Задаем условия. Обводить найденные объекты рамкой будем?

SN: Давайте, так нагляднее.

МА: Ставим флажок чекбокс. Движок чувствительности на максимум, размера объекта — ближе к минимальному.

SN: Так, мы же пешеходов "ловим".

eОго!  Подтверждаем результаты начинают выводиться практически в ту же секунду.

МА: Рисуем на поле кадра линию, выбираем направление — в какую-то одну сторону или в обе?

SN: В одну.

МА: ОК. А поиск уже, начался, вы заметили?

SN: Ого! Подтверждаем результаты начинают выводиться практически в ту же секунду.

SN: Уточняющий вопрос: а каким образом формируются сами метаданные, описывающие объекты и события в кадре?

МА: Метаданные или передаются камерой, или мы сами их формируем с помощью модулей видеоаналитики. Сейчас на рынке уже достаточно предложений аналитики от посторонних вендоров. У нас есть и аналитика собственной разработки, встроенная в систему "Интеллект". Здесь как раз ничего уникального и особо интересного нет. Весь секрет — в способе хранения метаданных, который позволяет исключительно быстрое нахождение нужного видео в архиве. При этом запрос формируется именно в момент поиска, произвольно. Есть системы, в которых запросы формируются по-другому: скажем, если клиента интересует пересечение объектами какой-то линии, ее необходимо настраивать заранее — тогда система будет работать, фиксировать события пересечения линии, а затем по этим событиям осуществлять поиск в архиве. Но это смешно: ведь невозможно заранее настроить все возможные варианты запросов, которые могут в будущем понадобиться! Уникальность нашего решения как раз в том, что при анализе ситуации пользователь может формировать запросы именно произвольного характера.

SN: То есть, технически говоря, в систему "зашит" некий язык описания запросов, достаточно вариативный, чтобы по набору метаданных чуть ли не мгновенно выводить результат. В этом весь секрет?

МА: Именно так — язык запросов. Исходя из того, какие графические примитивы пользователь задал (вход в область, нахождение в области, пересечение линии, цветовой диапазон), на этом языке формируется запрос к базе данных. И выполняет запрос и возвращает результаты: точные координаты искомых событий в архиве.

SN: А есть ли ограничения на начальное формирование такой базы? Нельзя же бесконечно раздувать количество параметров.

МА: Естественно, что сама семантика языка ограничивает варианты. Сначала нами заложена возможность поиска по траектории и скорости движения, размеру и цвету. В любой системе, не только в нашей, можно использовать любой параметр, который варьируется во времени и может быть привязан к объекту: этот параметр может быть сохранен и использован для поиска по нему. Если таких параметров немного, и они относительно просты, поиск можно осуществлять и непосредственно в SQL-базе. Но если в числе параметров — пределы координат, время нахождения, параметры перемещения из одной точки кадра в другую, то SQL здесь просто не подходит. Для такого рода поиска мы и создали свою собственную систему. Язык запросов хорош именно тем, что получив практически мгновенно результат и просмотрев его, можно оперативно изменить первоначальный запрос. Такой принцип работы позволяет пользователю настоящую интерактивность.

SN: Вы вспоминаете свою аналитику несколько "вскользь". Означает ли это, что видеоаналитика не входит в число приоритетных направлений компании?

МА: Мы сконцентрировали усилия на развитии систем хранения и поиска. А в качестве источников метаданных технически правильнее использовать именно IP-камеры. В противном случае на систему управления ложится нагрузка приема и декомпрессии камерных потоков с последующим анализом данных. Более целесообразно использовать камеры со встроенной аналитикой, где логикой обрабатывается поток, еще не подвержен сжатию. На сегодняшний момент на рынке уже есть выбор таких камер. Одна из моделей Axis вообще позиционируется как открытая платформа для аналитики
— то есть конструктивно предусматривает загрузку внешнего софта от посторонних вендоров. Камерная аналитика как источник метаданных намного ценнее, чем дальнейшая обработка потоков.

SN: То есть вы сознательно стимулируете разработку видеоаналитики сторонними вендорами? Есть ли среди партнеров ITV компании, которые делали бы аналитику?

МА: Лицензионная политика компании такова, что нашу аналитику мы планируем включать в продукт бесплатно — она поставляется по умолчанию вместе с лицензией на камеру и сервер. Если клиента интересует какая-то аналитика сторонних разработчиков, мы ее готовы интегрировать. При этом хранение данных и поиск мы будем лицензировать отдельно: это наше ноу-хау, мы вложили огромные ресурсы в его разработку и надеемся его выгодно продать. Параллельно этому, мы активно рекомендуем всем нашим партнерам и компаниям, с которыми мы сотрудничаем, делать собственную аналитику. Нам интересны уникальные совместные решения, и они уже появляются.

SN: Не проще пойти по пути стандартизации — разработать мощ-ный продуманный модуль аналитики и выдать его всем производителям камер — пользуйтесь, уважаемые?

МА: Модуль аналитики — вещь очень сложная, в частности, из-за того, что в камерах используются различные процессоры, под которые необходимо адаптировать софт. Думаю, что сами вендоры больше заинтересованы в разработках такого рода. Уже в ближайшем будущем IP-камеры без аналитики станут пережитком прошлого. Тем более что стандартизация, по сути, уже началась: в спецификациях ONVIF содержится описание передачи метаданных внутри видеопотока.

SN: Возникают проблемы со стыковкой системы "Интеллект" с потоками метаданных от камер и софта различных вендоров?

МА: Вопрос стыковки решается программным драйвером — он транслирует метаданные в форму, на которую настроен наш поиск. Например, на данный момент наша система не оперирует понятиями "человек" и "автомобиль" в описании объекта. То есть, если даже камера отсылает в общем наборе характеристик объекта такой признак, система его проигнорирует и поиск по нему вести не будет. Но эти данные хранятся в архиве, и при необходимости в очередном обновлении продукта будет предусмотрена возможность отличить человека от авто. И поиск будет работать по новому критерию: например, можно будет поставить в фильтре тип объекта — найти все факты пересечения заданной линии автомобилями.

eeРАБОТА С ЦВЕТОМ

eeSN: Каким образом удалось заставить систему "различать цвета"?

МА: О, это была целая история. Цвет — вещь интересная, иногда трудно формализуемых. Человек видит объект синего цвета — как бы не менялась яркость, под каким бы углом не падал свет, синий остается синим. Компьютерная программа воспринимает цвет совсем не так. В процессе движения байты описывают атрибут цвета, могут существенно изменяться, и объяснить машине, что объект остается по-прежнему синим, исключительно непросто. Пытаясь решить эту проблему, мы пришли к решению: задавать конкретный цвет, а цветовую область. В графическом интерфейсе пользователя это выглядит так:

На экран выводится цветовая палитра, на которой может быть выделена область - обычным способом drag'n'drop,

На экран выводится цветовая палитра, на которой может быть выделена область — обычным способом drag'n'drop, "кликнуть и потянуть". Проверка цвета объекта осуществляется по тому же принципу, по которому мы проверяем, не появлялся он в определенной области на экране. Только здесь мы проверяем, "не окрашивался ли объект в диапазон цветов от бирюзового до фиолетового" — это и даст нам синий.

SN: Вы оперируете цветовой моделью HSV, а почему не стандартной RGB?

МА: В том-то и дело, что модель RGB не позволяет этого реализовать. HSV — модель, в которой цвет описывается не содержанием первичных цветов, а триадой "оттенок-насыщенность-яркость". Чтобы создать двухмерное "окно" в цветовой области, мы воспользовались параметрами оттенка и насыщенности. И это стало настоящим открытием: все заработало!

SN: Не боитесь это публиковать?

МА: Вы имеете в виду, что это подсказка конкурентам? Во-первых, это уже реализовано в продукте. Во-вторых, пусть попробуют повторить, потратят массу ресурсов. Но если сделают, мы будем только рады. А мы что-нибудь еще приду

Back To Top