skip to Main Content

Скромное обаяние системности. eЗнакомьтесь: Владимир Рыкун, автор книги Охранные системы и технические средства физической защиты объектов

Вузовских специальностей, непосредственно связанных с техническими средствами и системами безопасности, в каталогах не значится. Соответственно, не проявлена и официальная потребность в полноценном научно выверенному учебнике. Что делать? Ждать указаний сверху можно целую вечность. А отрасль развивается стремительно, и потоки знаний все сложнее разбрасывать по нужным полочкам. Большинство носителей охранной мудрости так или иначе привязаны к практике, от чего поле зрения потенциальных авторов … как бы это помягче объяснить … в общем, несколько сужается. Профессиональные преподаватели здесь — счастливое иск-лючение, а Владимиру Рикунову в некотором смысле отчаянно повезло: он возглавляет уникальный учебный центр охранным системам. К нашему сожалению, центр не общедоступный, а ведомственный. Однако информация, которую Владимир Дмитриевич собрал и обобщил, имеет неоспоримое общеотраслевую ценность. Выпущена полутысячный тиражом бета-версия книги "Охранные системы и технические средства физической защиты объектов" бесследно растворилась в читательской массе. Ознакомившись с этой работой, отраслевое издательство Security Focus решило подхватить инициативу. А пока книга готовится к выпуску, мы знакомим вас с ее автором.

Security News: Как Вы пришли в охранную отрасль? Что вообще вызвало интерес к предмету?

Владимир Рыкун: При первой гражданской специальности я радиоинженер — закончил одно из высших военных инженерных училищ. Еще курсантом столкнулся с охраной как таковой: пять лет периодически нес караульную службу в качестве часового. Это, по сути, низшее звено сил безопасности. В то время даже не мог предположить, что в дальнейшем буду заниматься этими вопросами — а тем более, что дело дойдет до лекций и книг. Однако по окончании ВУЗа службу продолжил в качестве командира подразделения охраны. Здесь пришлось уже реализовывать охрану на практике. Понадобились дополнительные знания — закончил ряд специализированных курсов.

SN: Это были ведомственные курсы?

В.Р.: Так, Министерства обороны и ряда других ведомств.

SN: А где Вы получили базовые системные знания? Книга пронизана таким академизмом …

В.Р.: Когда перешел на преподавательскую работу, получил «наследство» от предшественников — кучу рукописных конспектов, которые передавались из рук в руки еще с советских времен. Они и стали "первоисточником" системных знаний. Понятно, что в ходе технического прогресса изменяется оборудование, прогрессируют и методы преодоления систем охраны, возникают новые и изменяются традиционные виды угроз. Информация из тетрадей местами успела безнадежно устареть. Пришлось заполнять пробелы, для чего занялся поиском информации. В моем распоряжении были документы оборонного ведомства, а также отдельные документы из оборота МВД (УВП, если быть точным), несекретные документы Минатома, а также вся масса нормативов, так или иначе касаются нашей предметной области — ГОСТы, СНиП и др. Был доступ и к зарубежной литературе. Переработав исходные материалы, я сделал попытку более или менее системно описать предметную область. А в книгу вошла информация, по сути, без всякой привязки к конкретному ведомству.

Генеральный партнер издания

ISS - Генеральный партнер издание книги

Партнеры издания книги:

Корпорация

Журнал

Российская Ассоциация Индустрии Безопасности (АИБ)

SN: Т.е. к словосочетанию "система безопасности" Вы подошли со стороны слова "система"? А случались ли ранее чьи-то работы с аналогичным уровнем обобщения?

В.Р.: Да, конечно. Например, неплохой курс лекций американского эксперта Марии Гарсиа. Из отечественных авторов — конечно же, Рауль Габиденович Магауенов.
По моему мнению, в нашей стране он наиболее системно подходит к предметной области. Несмотря на то, что Магауенов специализируется по определенным направлениям, ядро системы охраны у него описано безупречно. В общем, было с чем поработать, что сопоставить между собой. На все ушло несколько лет работы.

SN: Когда все стартовало?

В.Р.: В 2005 году работа шла уже полным ходом. До этого переделывал отдельные конспекты — приводил в соответствие с новыми понятиями и определениями. Я работаю в ведомственной организации, и подход к охране здесь имеет определенную специфику. Чтобы сделать адекватные обобщения, от этой специфики необходимо было отойти: общие принципы построения систем безопасности везде одинаковы, одинаковы и компоненты систем. То есть, прежде чем учитывать специфику, надлежало создать "скелет" — а потом уже вешать на него "мясо".

SN: А были на этом первом этапе моменты, где информации оказалось совсем туго?

В.Р.: Были. Самый сложный момент — классификация охранных систем. Исторически сложилось так, что в области охраны работали три основные ведомства: Минато (ныне Росатом), МВД и так называемые спецслужбы. Это вполне объяснимо: в Минатома в ведении были стратегически важные объекты, и министерство обеспечивало должный уровень оснащения. МВД занималось охраной как крупных промышленных объектов, так и объектов общего назначения — магазинов, квартир, складов и т.п. Ну, о спецслужбах я уже не буду … Во времена всеобщей секретности эти три "кита" развивали предметную область изолированно каждый в своем направлении. Судя по их внутренней терминологии, практически не пересекаясь. При попытках общения специалистов достичь понимания удавалось, однако возникали и нестыковки. Под началом каждого из ведомств работали определенные организации, которые занимались разработкой и производством оборудования. И при разработке оборудования не было единого подхода к его классификации! Предприятия-производители называли один и тот же тип продукции по-разному, например, ГОСТ требовал именовать прибор как "извещатель инфракрасный", а ведомственные нормативы — как "средство обнаружения оптико-электронный". Я решил предложить альтернативную классификацию. Большей степени привязанную к государственным нормативам, но с учетом реального состояния и сложившихся особенностей предметной области. Это был очень серьезный вопрос, однако подобной работой, судя по всему, раньше никто не занимался. Переломал немало перьев, прежде чем создал приемлемый вариант.

SN: Поднять подобного рода классификацию — это готова диссертация! А как отреагировала академическая общественность? Была критика, обратная связь Ваши предложения?

В.Р.: В моем ведомстве все было принято как должное, поскольку имевшаяся на тот момент классификация была достаточно "узкой" — далеко не в полной мере охватывала эту область. Особых разногласий не возникло и с представителями Минатома и спецслужб. На начальном этапе общения приходилось доказывать логику построения — кстати, именно поэтому я решил открыто изложить в книге способ классификации: почему и по каким критериям принимается решение о введении того или иного класса, типа и подтипа. В Рауля Габиденовича Магауенова, мнением я очень дорожу, классификация также не вызвала каких-либо серьезных возражений. Вообще, из тех, кто читал книгу, на классификацию мало кто обратил внимание — все восприняли ее как должное.

SN: Похоже, что Вы просто по-пали в точку?

В.Р.: Скорее всего, это так. Если бы были какие-то просчеты в классификации, обязательно возникли бы вопросы. Были отдельные замечания от представителей научных организаций. После основательных дискуссий по ряду позиций мы не нашли общего языка, а кое в чем нашли разумный компромисс.

SN: Насколько назрела необходимость в систематизации на уровне самой безопасности? Например, о специализированном высшем образовании, полученную из систем безопасности ни в гражданской, ни в военной системах пока еще не приходилось слышать. Возможно, в отдельно взятом институте и можно выпустить небольшую группу, но это капля в море …

В.Р.: Давайте системно: специалисты по системам безопасности — это технический персонал, эксперты и силы безопасности (в которых есть еще и отдельная категория — руководители). Если говорить о техническом персонале, то большинство специалистов компаний имеют техническое образование. Это радиоинженеры, связисты, монтажники, программ

Back To Top